Узорчатый Индокитай.

Tilda Publishing
Декоративное искусство Юго-Восточной Азии в новосибирском музее
КУЛЬТУРА
Узорчатый Индокитай.
Tilda Publishing
Декоративное искусство Юго-Восточной Азии в новосибирском музее
КУЛЬТУРА

Выставка, посвящённая народному искусству, тоже может стать must see для модников и гурманов концептуального дизайна.
Узоры на ткани. Выставка "Магия узоров" в Художественном музее Новосибирска
Связь народного костюма и городской моды — феномен, в общем-то, очевидный. С тех пор как в изнывавшем от роскоши предвоенном Париже случился бум вышитых румынских блуз, «фолк» и «сити» больше не расставались ни на подиумах, ни на журнальных страницах. Были, конечно, у этого романа пиковые точки. Например, 60–70-е — индейско-индийский бум в англосаксонской хиппующей моде и ажиотаж узорчатой русскости в моде советской.
Куклы в национальных нарядах Индокитая. Выставка "Магия узоров" в Художественном музее Новосибирска
На цитатном пьедестале с той поры последовательно побывали и арабский Магриб, и Китай, и Индия. Впрочем, между двумя гигантами — Китаем и Индией — есть ещё обширное пространство, породившее целую россыпь вдохновляющего фолка. Географическая локализация этой территории звучит обманчиво схематично: Индокитай. Но культуры, которые на этом пространстве вызрели, — это отнюдь не сумма двух слагаемых. Не просто меланж китайского с индийским. Хотя бы потому, что этнически этот регион очень пёстр. Малайзия и Сингапур, Мьянма и Индонезия, Филиппины и Восточный Тимор, Таиланд и Камбоджа, Лаос и Вьетнам — всё это Индокитай. Разные политические культуры, разные религиозные уклады. По-испански истовый католицизм филиппинцев и детски безмятежное язычество острова Бали — да, это всё по соседству. А в каждой из стран ещё множество племён и народностей, чьи обычаи порой ошеломительно экзотичны. В общем, на не очень-то и большом участке океана разместился целый мини-материк, просто дроблёный на острова. Потому любое выставочное резюме этого региона — зрелище феерически многообразное.
Выставка, прибывшая в наш Художественный музей из московского Музея искусства народов Востока, тему Индокитая трактует посредством тематической концентрации — сосредотачиваясь на понятиях «орнамент» и «узор». Да, сосредоточение тут нужно — без него Индокитай, как говорится, завалит контентом. Имя выставки «Магия узоров» — это тоже не просто высокопарная метафора. Ибо у жителей этого океанского мини-мира отношение к орнаментам иное, чем у европейцев. Они их до сих пор понимают и читают. Ну, не все, конечно. Но многие. Говорят, на осмысленное, читательское отношение к орнаментам влияет тип письменности: дескать, у наций с иероглифическим письмом этот навык сохраняется лучше. Впрочем, китайскую письменность восприняли отнюдь не все страны региона — у кого-то свои самобытные азбуки, а кто-то, как Вьетнам и Филиппины, вообще обходится латиницей.
Узоры на одежде. Выставка "Магия узоров" в Художественном музее Новосибирска
Поскольку базовый носитель орнаментальных кодов — это по большей части вышитые и тканые изделия, то и материал-лидер на этой выставке предсказуем. Это текстиль во всех его вариациях. Вот тут-то зрителя и поджидает приятный культурный шок. Не секрет же, что наша культура евроцентрична, и потому безупречно красивыми нам кажутся творения собратьев по расе. А остальное — «прелестное варварство». Кулёр локаль. Диковины, где экзотичность происхождения — ситуативный заменитель красоты. Творения туземцев обобщённый европеец многие столетия рассматривал примерно с той же эмоцией, с которой мама глядит на поделку сына-детсадовца — со снисходительным умилением. И вот от этого-то «взгляда сверху» выставка не оставит камня на камне.
Ибо экспонаты её — вещи в равной мере яркие, технически виртуозные и утончённые. Занятно, что стереотипные черты «материнских» культур — индийской и китайской — каждая из стран воспроизвела не буквально. Например, в Индонезии китайский культ ярко-красного, чёрного, бирюзового и нефритово-зелёного показался слишком скупым (и это китайская-то гамма, порицаемая японцами за несдержанность!) и расцвёл взамен тропической радуги. Лиловый, фиолетовый, пурпурный, лимонный и фруктово-зелёный, терракотовый и алый переплетаются в самых неожиданных сочетаниях. И все они, как ни удивительно, гармоничны.
И в той же самой культуре — сдержанная, буквально прохладная немногословность двухцветных решений, где за зрительную магию отвечает не цвет, а линия. Встречаются и довольно будоражащие орнаменты. Например, популярное у индонезийцев «дерево черепов». Издалека это выглядит почти как розаны или яблоньки на русских вышитых полотенцах. Но приглядевшись, понимаешь, что глазастые цветы — это, вообще-то, совсем не розы и не яблоки, а развешанные по веткам головы. Да, было на одном из индонезийских островов племя, любившее оставлять на память головы оппонентов из конкурирующих племён. Ими они украшали деревья на родном острове. Продержался там столь самобытный ландшафтный дизайн аж до 1930-х, пока традицию не искоренили с большой настойчивостью.
Орнамент "Дерево черепов". Выставка "Магия узоров" в Художественном музее Новосибирска
Кстати, смотрится такое полотно весьма стильно — его без труда можно представить в гардеробе любой современной горожанки. Особенно если она не будет осведомлена о былых нравах индонезийских племён. Вообще, непринуждённая носкость отличает многие экспонаты этой выставки. Потому, наверное, среди её зрителей студенты нашей «технологички» — постоянная и существенная часть.

Орнаментальность индокитайского мышления довольно забавно проявляется в куклах теневого театра. Чисто технически, в них на образ персонажа работает только резной узорчатый силуэт, проступающий на подсвеченном полотне. Казалось бы, такой фигурке достаточно будет чёрной окраски. Это же заготовка тени! Но как бы не так — плоские человечки ярко раскрашены тонкими разноцветными узорами. Да, они не видны во время сценического действия. Но пока кукла ждёт своего часа на стенном гвозде, они уж точно видны. А значит, пусть будут!
Такой вот тотально узорчатый мир. Между прочим, детской безмятежности в нём совсем нет. Мьянма (она же экс-Бирма) периодически вскипает гражданскими войнами, на Филиппинах католическое большинство страдает от пылкого мусульманского меньшинства, а про кошмарную судьбу Камбоджи-Кампучии помнят все, кому больше 40. Тем не менее красоты в этом беспокойном Индокитае много. Просто ослепительно много! Видимо, красота и впрямь спасает.
Узоры на ткани. Выставка "Магия узоров" в Художественном музее Новосибирска
поделитесь статьей